СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ

Перрюшо Анри

Жизнь Сёра

ЧАСТЬ 1-ая

Глаза разума

(1859-1885)

I

СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ

В колыбели на всю свою жизнь я получаю путной лист.

Генрих Гейне

40 5 лет. Большая круглая голова. Жизнелюбие человека, очень неравнодушного к мясу. Телосложение крестьянина. На охоте в итоге злосчастного варианта Антуан-Кризостом Сёра лишился правой руки. Приладив к собственному протезу вилку либо ножик, он СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ действует ими с чуток лихорадочным проворством, вызывая некое беспокойство и даже тревогу у тех из гостей, кто не привык к схожим фокусам.

Странноватое чувство, возникающее в его присутствии, утежеляется сдержанностью - ни хохота, ни ухмылки - этого бывшего судебного пристава, всегда одетого в темное. Его предки, землепашцы, основались в Обе, в СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ деревне Доснон, насчитывающей 30 дворов и расположенной в бесплодной Шампани, в 12-ти километрах от Арси-сюр-Об. Он родился там 28 августа 1815 года, через восемнадцать месяцев после ожесточенного схватки, данного Наполеоном при Арси[1].

Сам Антуан-Кризостом и два его старших брата, Пьер-Мишель и Никола-Жозеф, покинув родные места, перебрались в Париж СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ. Пьер-Мишель получил в Батиньоле скромное место канцелярского служащего; Никола-Жозеф стал торговцем престижных продуктов на улице Вьей-дю-Тампль. Что касается самого Антуана-Кризостома, то в течение шестнадцати лет, с 1840 по 1856 год, он исполнял обязанности судебного пристава в суде департамента Сены, в городе Ла-Виллет СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, который с 1 января 1860 года стал заходить в состав Парижа. В то время пристав жил в доме номер 7 по улице Фландрии. Там он обзавелся и семьей, женившись в январе 1845 года на дочери отошедшего от дел ювелира Эрнестине Февр, которая была молодее его на тринадцать лет; там родились двое первых его СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ деток: в июне 1846 года мальчишка Эмиль-Огюстен и в ноябре 1847 года девченка Мари-Берт.

Дама мягенькая, неразговорчивая, незаметная, Эрнестина жила в тени собственного супруга, ни в чем ему не прекословя. Ее отец также был крестьянином, но родом из Плана (департамент Юра), что недалеко от Полиньи, а мама, Антуанетта Вейяр, родилась в СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ Париже в семье архитектора.

Навряд ли можно сказать, что Эрнестине жилось очень забавно. Покинув Ла-Виллет, Сёра перебрались в небольшую, черную и грустную квартиру недалеко от ворот Сен-Мартен, в дом номер 60 по улице Бонди[2], улице, которая уже сама по для себя смотрелась невесело, с ее старенькыми зданиями, облупившимися СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ фасадами и закоренелым запахом плесени. Грозный вид бывшего министерского бюрократа гармонически вписывался в меланхоличную обстановку комнат, где одна только мебель из красноватого дерева эры Луи-Филиппа отбрасывала размытые пурпуровые отсветы.

На стенках, правда, в обилии висели цветные рисунки. Подойдя ближе, вы лицезрели, что это гравюры только религиозного содержания с изображением СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ девственниц, Иисуса, страдальцев и мучениц, наподобие тех, что изготовляют в Эпинале либо где-нибудь еще. По правде, однорукий человек беспрестанно покупает эти гравюры; ими набиты его папки. Такое увлечение похоже на манию, достаточно поразительную для этого угрюмого мещанина, по-видимому лишенного воображения, втиснувшего свою жизнь в СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ узенькое русло обязательно соблюдаемых привычек. Так, вторник он отводит для "брачных обязательств"[3]. В другие деньки недели супруга его и не лицезреет: проводит он их в уединении, в маленьком доме, полученном им в пригороде Ренси, на бульваре дю Миди, 8.

Любознательный человек! Даже более любознательный, чем это может показаться на 1-ый взор СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ. Настолько правильно выстроенное существование только выдает в собственной глубинной сущности затаенный ужас перед жизнью и ее хаотичным напором. Привычки успокаивают; они защищают от кошмара жизни, от кошмара погибели. В роду Сёра, как, вобщем, и в роду Февров, все погибают в юном возрасте. Когда судебный пристав женился на Эрнестине СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, последняя уже лишилась мамы, скончавшейся в возрасте пятидесяти 2-ух лет, а ее отец погиб год спустя. В это время Антуан-Кризостом растерял отца. Его старший брат Пьер-Мишель погиб за 18 месяцев до погибели отца; ему было всего 40 5 лет. Может быть, под впечатлением вереницы трауров и безвременных кончин назойливое состояние Антуана-Кризостома ухудшилось СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, приобретя фанатический и больной нрав.

Если он покупает в таком количестве благочестивые рисунки, если декорирует ими стенки собственного дома в Ренси, равно как и стенки парижской квартиры, то делает это из набожности. Из набожности всепоглощающей, абсолютной, доведенной до крайности, граничащей с помешательством. В погребе собственного дома в СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ Ренси Антуан-Кризостом оборудовал молельню. При помощи престарелого садовника, заменяющего ему служку, он совершает там богослужение.

2 декабря 1859 года (а это была пятница) Антуан-Кризостом, сделав исключение, остался на улице Бонди: в час ночи его жена разрешилась от бремени третьим ребенком - малыша окрестили Жорж-Пьер.

Спустя некое время семейство Сёра перебралось СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ в более просторную квартиру, расположенную чуток севернее, около Восточного вокзала, в доме номер 110 по бульвару Мажента. Бульвар был назван так не так давно в честь победы, одержанной армией Наполеона III над австрийцами незадолго до рождения Жоржа.

Мальчишка рос в атмосфере завершающейся эры 2-ой империи, в незаметном квартале, где СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ занимались в главном торговлей. Это было чуть ли не мрачное, практически одинокое детство. Отец только время от времени возникал на бульваре Мажента; в очах малеханького Жоржа он не мог не быть сторонним человеком. Мама проводила время за вязанием, погруженная в свои думы и печали. Что касается брата и сестры, которые были СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ намного старше, то они жили в собственном мире. Вобщем, Берта скоро вышла замуж. У четы Сёра родился очередной отпрыск, Франсуа-Габриель. Но болезнь унесла его в возрасте 5 с половиной лет, в ноябре 1868 года. Траур, конечно, сделал обстановку в доме еще больше тягостной, также явился нелегким испытанием для СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ малеханького Жоржа. Ему вот-вот исполнится девять: в этом возрасте погибель переживается как сильное духовное потрясение; с той поры безотчетное доверие, которое молодое существо испытывало к жизни, как будто отдало трещинку. Потом разразилась франко-прусская война, последовала осада Парижа, Коммуна... От последней семейство Сёра спасается в Фонтенбло.

Но, невзирая на эти СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ семейные либо национальные действия, Жорж продолжает учебу. Он вдумчив, прилежен, но обучается без блеска. Таких, как он, учителя обычно именуют "жесткий середняк"; Жорж проявляет усидчивость и упорство. Отличается безупречным поведением. Никогда не позволяет для себя шалостей, никогда во время уроков не отвлекается на трепотню. Вобщем, немногословие в его СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ нраве. Сосредоточенный на для себя, он не откровенничает ни с кем - ни с родителями, ни со своими малеханькими товарищами. Непременно, ему характерна некая сдержанность в проявлении эмоций.

Жорж отрисовывают с того времени, как он научился держать в руке карандаш. Ему было около 7 лет, когда он нарисовал два СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ рисунка, изображающие: один собаку с взрослым человеком, другой - собаку с ребенком. Дядя Поль Омонте, деверь его мамы, художник-любитель, считает, что ребенок не лишен возможностей, и всячески поощряет мальчугана к занятиям рисованием. Потому Сёра - а ему вот-вот исполнится пятнадцать лет - поступает в государственную школу рисунка, расположенную в 2-ух СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ шагах от родительского дома, на улице Птиз-Отель, 19.

Преподает там средней руки архитектор Жюстен Лекьен, который успел когда-то взять последние уроки у барона Бозио, ваятеля, так известного при жизни, что его назвали "французский Канова". Лекьен учит собственных учеников основам рисунка и перспективы, заставляя копировать гипсовые слепки, копии древних произведений, строительные орнаменты СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ. Сёра искусно делает эти ученические работы. По правде сказать, он проявляет к ним осознанное и вдумчивое отношение, довольно редкое у юношей. Рисование для него - это не ветреное времяпровождение. Сёра обнаруживает тягу к занятиям искусством, доходящую до страсти. Это неразговорчивая страсть. Лишенная наружного блеска, но глубочайшая. Он не только лишь СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ много и с неторопливым упорством отрисовывают, но также берется за исследование теоретических трудов, таких, как "Грамматика искусства рисунка" Шарля Блана, очень известного критика, основоположника "Газетт де Боз-Ар", славу которого укрепило его избрание во Французскую академию в июне 1876 года. "Грамматику" ребенок изучает основательно, пораженный некими высказанными СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ в этой книжке мыслями. "Цвету, - отмечает Шарль Блан, - подчиненному точным правилам, можно учиться, как музыке... Конкретно благодаря тому, что Эжен Делакруа узнал эти законы, глубоко их исследовал, сначала интуитивно их угадав, он стал одним из величайших колористов современности".

Сёра вновь и вновь перечитывает эти строчки; они его завораживают. Рассуждения Блана совпадают СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ с его потребностью в логике и точности. Он находит в их то, к чему безотчетно стремился. Они также уверяют его в корректности собственных поисков, ибо дают то, что юные люди нередко ожидают от чтения, - оправдание, уверенность. Случайных встреч не существует. В обилии мира каждый выбирает только то СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, что ему подходит. Тыщи людей прочитали строчки Шарля Блана. Но они ни на кого не произвели такового воспоминания озаренности, какое появилось при чтении у ученика Жюстена Лекьена. Человек сам делает для себя богов. С этого момента в уме юноши существует незапятнанное и серьезное искусство, подчиняющееся непререкаемым законам. Это искусство обладает ценностью абсолюта СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ. Одной из числа тех ценностей, которые противоречат довлеющей неустойчивости мира. Сейчас Сёра знает, каким методом ему следует идти. Его страсть - страсть прохладная и сознательная, да и настолько же безграничная, как и страсть его отца, - отыскала собственный объект приложения.

Все это не могло вызвать ни мельчайшего отклика в семейном кругу СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ Сёра, где каждый обитал в собственном замкнутом мире. Молчаливость юного человека, естественно, усугублялась критериями жизни в семье, члены которой ограничивались тем, что сообща претерпевали одиночество. Случись отпрыску бывшего судебного пристава поведать о кое-чем, и его слова потонули бы в толще безмолвия... Никому и в голову не пришло СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ бы задуматься о его будущем: предки обладали собственностью, его вещественное состояние было обеспечено. Потому, когда он скоро заявит о собственном намерении поступить в Школу роскошных искусств, его планы не вызовут никаких возражений, как, вобщем, и энтузиазма.

Но этот молчун иногда изменяет своим привычкам, если кто-либо со вниманием СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ слушает его рассуждения, если представляется случай побеседовать о том единственном, что только и занимает его мысли. Тогда парень обнаруживает убежденность, граничащую с нетерпимостью.

Так, к примеру, у Лекьена он находит для себя друга, мальчугана на год молодее его, Эдмона Аман-Жана[4], с которым ведет бесконечные беседы. У их много СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ общего: оба они серьезны, оба склонны к углубленным размышлениям, что позволяет им обходиться без излишних слов. Хотя Аман-Жан и родился в Шеври-Коссиньи (департамент Сены и Марны), он по собственному происхождению остается северянином. Его отец был родом из Валансьена, мама - из Ландреси. Они уже погибли. Аман-Жана и его СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ сестру воспитал дядя, обладатель лодочной станции на набережной Жеммап; сейчас Аман-Жан живет на улице Рато, рядом с Валь-де-Грас, у другого дяди, химика. Сдержанность его нрава, может быть, частично разъясняется его северными корнями. Но со стороны отца у него в роду были дальние испанские праотцы, эта линия СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ всходит к временам Карла V, когда Жаны (возможно, они были Хуанами) покинули Кастилию; может быть, этим разъясняется также его склонность к мистике, непременно усугубленная учебой в иезуитском коллеже. И тут он тоже в каком-то смысле сближается с Сёра. Но их устремления не полностью совпадают, и некие общие для СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ 2-ух друзей пристрастия могут их одурачить, потому что они обожают одно и то же, а именно одни и те же произведения и одних и тех же живописцев, не всегда по одним и этим же причинам. Если и тот, и другой ценят чистоту письма мастеров Проторенессанса, то Аман-Жан, для СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ которого нет никого выше, чем эти живописцы, сначала лицезреет в их искусстве совершенное средство служения духовному эталону, тогда как Сёра завлекают только его пластические плюсы. Живопись, по Аман-Жану, позволяет выразить реальное духовное состояние; для Сёра она не имеет никакой другой цели, не считая самой себя.

Вроде СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ бы то ни было, они отлично ладят вместе, совместно посещают Лувр, проявляют однообразный энтузиазм к неким литературным произведениям, а именно к романам братьев Гонкур. К тому же друзья снаружи похожи друг на друга, оба они высочайшего роста. Аман-Жан, но, лишен корректности и тонкости черт лица собственного старшего компаньона; не считая того СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, вследствие прирожденного недостатка шейки его голова всегда наклонена на право. Вспоминая позже о собственном умершем друге, Аман-Жан произнесет о его красе и сравнит Сёра со "Святым Жорой" Донателло.

Спокойствие Сёра, его стабильные жесты делают еще больше гармоническими пропорции тела и лица, озаренного нежными, полными нежности СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ очами. Его черные, с рыжим цветом волосы вьются над высочайшим и открытым лбом. Сёра похож на тех юношей, которые, кажется, предназначены для того, чтоб обольщать дам. Но он и не помышляет об этом и чуть ли замечает задерживающиеся на нем взоры.

Ему семнадцать лет, но он уже полностью окутан СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ собственной всепоглощающей страстью. Рассуждения Шарля Блана произвели в нем необратимые конфигурации, что-то двинулось, и со всей ясностью встал вопрос, вне которого ничто, практически ничто более не имеет для него смысла. Этот вопрос - средоточие, центр его жизни, к которому все сходится и из которого все исходит. Мир отступает на 2-ой план; он СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ сведен сейчас к этому вопросу, ждущему ответа, а конкретно: нахождение принципов композиции, настолько же точных, как и математические законы, благодаря которым родилось бы искусство, избавленное от эмпиризма, от анархии эмоций, развивающееся в согласовании с неоспоримой логикой.

Чуть ему исполнилось шестнадцать (а это вышло несколько месяцев вспять), как Сёра СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ начал отрисовывать, одержимый этой идеей[5]. Он лишен какой бы то ни было творческой импульсивности; все подчинено его разуму. Если одержимость ставила юного художника в особенное положение, то довольно необыкновенный ход его раздумий, может быть, содействовал еще более обособленности Сёра. Обычно, люди владеют или аналитическим, или синтетическим разумом. Эти умственные свойства СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ практически несовместимы. Но все таки у неких индивидов они полностью уживаются вместе. Такой и Сёра. Он обладает очень редчайшим образом мышления, позволяющим углубляться в исследование всех частностей и в то же время стремительно включать их в состав целого. Тяжело представить, что такового рода разум, способный систематизировать явления по СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ мере их усвоения, мог бы существовать без наличия исключительной памяти, сочетающейся к тому же - и это полностью понятно - с незаурядным вниманием. Память Сёра не может не поражать. Ничто из прочитанного, выученного либо увиденного он никогда не запамятывает; его зрительные мемуары так точны, что позволяют ему на уровне мыслей воссоздать картину СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, которую он когда-то внимательно исследовал, прямо до ее мелких цветовых цветов.

Пока же он работает в главном над техникой рисунка, копирует "Ричарда Саутвелла" Гольбейна, этюд руки Пуссена, куски "Апофеоза Гомера" Энгра, делает этюды с оголенных натурщиков. В большинстве случаев Сёра прибегает к чисто линейной форме - сказывается воздействие СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ на него традиционного мэтра Энгра.

Слышал ли Сёра о Мане и Салоне отверженных - последний к тому времени просуществовал уже четырнадцать лет - либо об импрессионистах, которые в том, 1877 году организовали свою третью коллективную выставку? Сказать об этом с уверенностью нельзя. Вероятнее всего - навряд ли. Должно быть, он ничего не знал СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ о революции, которая, будучи направленной против академизма и дурных последователей Энгра, совершалась тогда в живописи. Революция... Да! Непременно это то самое словечко, которое парень, влюбленный в порядок и питающий омерзение к фантазии в хоть какой области, даже в одежке, разумеется, произносил нечасто. Всегда строго одетый, кропотливо застегнутый на все пуговицы СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, практически всегда в черном, он ничем не припоминает расхожий образ художника. В нем нет ничего от начинающего мазилы-фрондёра. Но если порывы и волнения юности ему чужды, то это никак не следствие конформизма. Он склонен быстрее не подчиняться, а противостоять. Живописи, о которой грезит Сёра, четкой, как наука СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, никогда не было; такая живопись стояла бы вне противоборствующих доктрин, никогда не принимая ту либо иную сторону, потому что была бы способна окутать действительность во всей ее полноте. Даже если б Сёра и был знаком с творчеством Мане и импрессионистов, он не примкнул бы к их школе, вроде СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ бы почтительно он ни относился к их поискам. Сначала ему следует сейчас восполнить достаточно умеренный объем познаний, приобретенный у Жюстена Лекьена, выяснить обо всем, что понятно об искусстве рисунка и живописи. А где это можно сделать, как не в Школе роскошных искусств? То, что в ней властвует академизм, его не останавливает СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ.

И он поступает в Школу в феврале 1878 года; ему только-только исполнилось девятнадцать лет.

По части академизма Сёра навряд ли отыскал бы человека более убежденного в плюсах традиции, более непримиримо, до фанатизма, ее защищающего, чем его учитель в Школе роскошных искусств, императивный Анри Леман.

Родившийся в Киле, в СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ семье германского художника, Леман благоговел перед Энгром, учеником которого являлся; но до гениальности учителя ему было далековато. Как и большая часть официально общепризнанных живописцев, он, будучи честным ремесленником, качественным, но прохладным - ему не хватало вдохновения, - ограничивался тем, что использовал на практике усвоенные им рецепты; не оживленные творческим СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ духом, они, но, утратили свою действенность и перевоплотился в рутину, условность, мертвенный штамп. В свои шестьдесят четыре года Леман, удостоившийся заслуги за усидчивость либо, если угодно, посредственность, почивал на лаврах; в 50 он стал членом Института. Легкая карьера утвердила его в мысли о том, что он обладает правдой, еще больше укрепив СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ художника в его тенденциозных суждениях. За пару лет ранее, когда его назначили педагогом в Школу роскошных искусств, нетерпимость Лемана вызвала мятеж учеников, потребовавших его отставки. Собственной цели, но, они не достигнули, и неким из их пришлось покинуть стенки заведения.

Занимаясь в классе Лемана, Сёра остается внимательным и дисциплинированным СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ учеником, каким он всегда был. Вобщем, кое-что в Лемане может к нему расположить, а конкретно: в процессе обучения он безустанно обращается например Энгра, вспоминая его уроки. В этом есть нечто возбуждающее для Сёра, равно как и для Аман-Жана (прямо за своим товарищем он тоже поступил в Школу роскошных искусств). Благодаря СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ Леману у их на очах воскресает Энгр, "Анжелику" которого тогда же Сёра с блеском копирует.

Школа обладает и рядом других преимуществ: а именно, ее библиотека, коллекции гравюр, фото и копий позволяют ученикам заняться теоретическими изысканиями. Количество копий, в главном по разделу итальянской живописи, существенно возросло за СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ последние четыре года. В те часы, когда Сёра не занимается в мастерской, он изучает копии, посреди которых есть фрески Пьеро делла Франчески в Ареццо, украшающие школьную часовню, а главное, без утомились роется в библиотечных сокровищах. "Цвет, подчиненный четким правилам..."

Для Энгра линия имела большее значение, чем цвет. По его воззрению СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, цвет второстепенный элемент; в картине сначала принципиально то, чтоб она была совершенной исходя из убеждений рисунка, чтоб формы выявлялись на ней благодаря точному контуру. "Если б мне пришлось повесить вывеску над моей дверцей, я бы написал: "Школа рисунка", и я не сомневаюсь, что сумел бы воспитать живописцев", - гласил Энгр; а СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ когда его конкурент Делакруа, этот повелитель цвета, был избран - наконец! - в Академию роскошных искусств, Энгр заявил: "Да это волк в овчарне! "

К рисунку Сёра относится с не наименьшим уважением. Но цвет для него тоже важен, "цвет, которому можно учиться, как музыке". И вот в один красивый денек в школьной библиотеке СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ Сёра раскрыл объемистый том, написанный не художником либо критиком, а представителем науки, одним из самых узнаваемых ученых тех пор - Мишелем-Эженом Шеврёлем.

Шеврёль родился до Французской революции, в 1786 году, и ему уже девяносто два года. Но этих лет ученому никак не дашь - с таким рвением и пылом он СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ продолжает работать. За свою очень продолжительную карьеру он сделал массу открытий (к примеру, изобрел стеарин, применяемый для производства свеч), проявлял энтузиазм к самым различным областям познаний. До сего времени, невзирая на собственный преклонный возраст, Шеврёль возглавляет Музей естественной истории и управляет красильным отделом на мануфактуре Гобеленов. И СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ пусть те, кто грезит поменять его на этом последнем посту, не очень спешат: он оставит его только тогда, когда ему исполнится девяносто семь лет. Конкретно предназначение его на эту должность полста лет вспять и привело ученого к написанию труда, заинтересовавшего Сёра, - "О законе одновременного контраста цветов", - размещенного вкупе с атласом в СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ 1839 году[6].

"Как я был приглашен возглавить красильное дело царских мануфактур, - пишет Шеврёль в вступлении, - я сообразил, что эта должность налагает на меня обязательство придать красильному делу основания, коих оно было лишено, и что потому мне следует заняться точными исследовательскими работами, о количестве, но не о обилии которых я додумывался СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ; но более всего осложняло мое положение то, что ввиду задач, поставленных передо мной администрацией в качестве первоочередных, я был обязан распределить свою работу совершенно не так, как если б был свободен от всяких обязанностей. Пытаясь найти предпосылки жалоб на качество неких красок, приготовляемых в красильной мастерской Гобеленов, я СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ скоро удостоверился в том, что если жалобы, касавшиеся недостаточной стойкости голубых и фиолетовых, сероватых и черных тонов, были обоснованны, то другие, а именно те, что касались неудовлетворительной крепости темных тонов, применяемых для нанесения теней на голубые и фиолетовые сукна, не имели под собой оснований, потому что, раздобыв шерсть, покрашенную СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ в черную краску в самых узнаваемых мастерских Франции, также за рубежом, и удостоверившись в том, что она ни в чем же не превосходит шерсть, покрашенную у Гобеленов, я сообразил, что неудовлетворительная крепость темных тонов разъясняется соседствующим с ними цветом и относится к парадоксу контраста цветов, мне стало ясно: чтоб удачно совладать СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ с обязательствами директора красильных мастерских, придется заняться 2-мя совсем разными темами: 1-ая это контраст цветов, рассмотренный во всей его совокупы или под теоретическим углом зрения, или исходя из убеждений практического внедрения; 2-ая касалась хим части красильного дела. По правде, таковы были два центра, к которым сходились все СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ мои исследования за последние 10 лет..."

Труд Шеврёля дает Сёра главные элементы. Ученый определил законы контраста цветов, законы, которые могут показаться довольно сложными, но в реальности очень ординарны.

Цвета солнечного диапазона (их три), именуемые основными - голубий, красноватый и желтоватый, - при смешивании дают другие, так именуемые составные цвета: соединяя голубий и СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ красноватый, получают фиолетовый, голубий и желтоватый дают зеленоватый, желтоватый и красноватый - оранжевый. Основной цвет, не входящий в составной, является его дополнительным цветом. Так, желтоватый - дополнительный к фиолетовому, красноватый - к зеленоватому, голубий - к оранжевому, и напротив. Откуда это заглавие - дополнительный? Дело в том, что всякий цвет окрашивает то, что СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ находится с ним рядом: желтоватое пятно на белоснежном фоне присваивает фиолетовый колер белизне.

Потому, расположенные рядом, два дополнительных цвета усиливают друг дружку. И напротив, они белеют и становятся сероватыми, если их соединять. С другой стороны, цвет, общий для 2-ух красок, теряет в интенсивности при сравнении его с 2-мя этими цветами СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ; к примеру, фиолетовый и оранжевый кажутся наименее красноватыми, что нетрудно разъяснить: фиолетовый, в согласовании с законом о дополнительных цветах, увеличивает желтоватый цвет в оранжевом, а оранжевый - голубой в фиолетовом... К этим контрастам цветов добавляются все контрасты тонов, которые происходят из большей либо наименьшей светосильности красок, или более бледноватых, или более черных СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ. Тон становится более темным, соседствуя с более светлым тоном, и напротив.

Таким макаром, цвета как такого не существует; он существует только в соотношении с окружающими цветами. Выводы Шеврёля открывали перед Сёра нескончаемые перспективы в области живописи. Он вдруг сообразил, как правильно выражение Делакруа: "Дайте мне уличную грязь, и я СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ сделаю из нее плоть дамы самого замечательного колера".

Изучая в Лувре величавые творения исходя из убеждений законов Шеврёля, он скоро сделал вывод, что эти законы были предугаданы некими живописцами, а именно Делакруа, но применяли они их, естественно, неуверенно, неосознанно. И Делакруа, конечно, смутно это чувствовал, ибо заявил в СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ один прекрасный момент: "Я раз в день убеждаюсь в том, что плохо знаю свое ремесло".

Сейчас Сёра уверен: вопрос, который он впереди себя ставит, не остается без ответа, и поиски ответа будут задачей всей его жизни, задачей, за решение которой он возьмется с присущей ему упрямой методичностью СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ. До того как изучить контрасты цветов, он изучит контрасты тонов, и сначала самых простых - белоснежного и темного; до того как создать науку о живописи, он возьмется за науку о рисунке.

По правде, мог ли у Лемана быть ученик более вдумчивый, чем Сёра? Но результаты последнего, по последней мере если судить по тому СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, как их оценивает Леман, быстрее удручают. В момент поступления в школу сначала 1878 года, когда Сёра был принят на отделение живописи, он занял 19 марта только шестьдесят седьмое место из восьмидесяти кандидатов. На летнем конкурсе 13 августа он как и раньше находится в конце перечня, занимая 70 третье место. И только через СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ полгода, на конкурсе 18 марта 1879 года, его положение улучшится, и он подымется на 40 седьмое место[7].

Не следует инкриминировать Лемана в близорукости. Будучи педагогом, он занимался своим преподавательским ремеслом. Мог ли он предугадать, кем станет Сёра в дальнейшем? Художественное творчество - это мир, имеющий не много общего со школьными экзерсисами, мир СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, где участвуют тыщи фактов, время от времени самых умопомрачительных и внезапных, мир, зарождающийся благодаря стечению самых различных компонент, дарований и событий, свойств и добродетелей, время от времени и недочетов, даже пороков, только определенное сочетание которых, непредсказуемое как само по себе, так и по своим результатам, позволяет явиться на свет зрелым СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ творениям людского гения. Подобные шедевры, если сопоставить их с разнообразием предпринимаемых попыток, остаются нескончаемо редчайшим явлением. Закон мира - это беда; фуррор всегда исключение, собственного рода волшебство. Вправду, в этой области дело обстоит так же, как и в жизни, в природе, где миллионы эмбрионов должны погибнуть, чтоб какой-то из СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ них перевоплотился в плод. И если есть в молодости некоторая патетика, то она происходит конкретно из этого - из убежденности в том, что большая часть занимающих разумы юных людей желаний так никогда и не реализуется.

Мечта, не дающая Сёра покоя, обладает тем преимуществом, тем несравнимым актуальным началом, что она проступает из СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ всех пор его существа и питается этой животворной субстанцией. А не считая того, у нее есть и другое более существенное преимущество: она согласуется с одной из базовых особенностей эры, одним из более действующих ее причин - верой в могущество науки. Последняя дает о для себя знать всюду. Науку СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ не только лишь считают способной "сказать человеку последнее слово об устройстве мира", она также оказывает массивное воздействие на сферы деятельности, казалось бы для нее совершенно чуждые. Внимательный читатель Клода Бернара и его "Введения в исследование экспериментальной медицины", Эмиль Золя, который не так давно в первый раз достигнул огромного фуррора СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, опубликовав роман "Ловушка", желает быть научным романистом, романистом "экспериментальным"; ну и не гласил ли сам Флобер: "Чем далее уйдет искусство, тем паче научным оно станет. Литература будет больше принимать вид науки"? Поиски Сёра шли в том же направлении. Людям, отмеченным выше, всегда удается выудить веяния собственной эры.

Как-то Леман СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ в общении со своими учениками упомянул меж иным этих "безумных", "невротиков", другими словами импрессионистов в восприятии академических мэтров. В апреле 1879 года на авеню де л'Опера открылась их 4-ая выставка. Сёра посетил ее вкупе с Аман-Жаном и еще одним школьным товарищем, Эрнестом Лораном, юношей живым, очень пытливым, наделенным нетерпимостью СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ двадцатилетнего человека, который не без раздражения принимал покровительственный тон Лемана. Все трое пошли на эту выставку из незапятнанного любопытства, но каково же было их изумление, когда они погрузились в совсем другой мир. И хотя на ней были представлены далековато не все импрессионисты - а именно, там отсутствовали Ренуар, Сезанн СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ и Сислей[8], они получили от выставки "внезапный и глубочайший шок"[9]. Рассматривая картины Моне, Дега либо Писсарро, Сёра и его товарищи вдруг поняли, что в сопоставлении с этой подвергаемой хуле живописью творения академиков не стоят и ломаного гроша. Лоран злорадствовал: не был ли он прав, утверждая, что Леман СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ кидает Энгра, опошляет и извращает его уроки? Жизнь неистовствует тут, она греет своим теплом полотна импрессионистов. Больше других им приглянулся Моне. Позже они увидят в Салоне картины Ренуара и будут восторгаться его полотном "Мадам Шарпантье со своими детками" и "Портретом Жанны Самари".

Это открытие, каким бы ошеломляющим оно ни СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ было, не изменило планов Сёра. В отличие от Эрнеста Лорана он не собирался впредь рассматривать импрессионистов как собственных учителей. Но он также был убежден, что Школа роскошных искусств уже не способна больше чему-то его обучить. Аман-Жан делил эту точку зрения; он бредил Италией, задумывался о мастерах Проторенессанса, о величавых тосканцах СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ, о Боттичелли... Друзья пришли к одному воззрению: ворачиваться к Леману никчемно; они решили покинуть школу и в складчину снять мастерскую, чтоб работать там по собственному усмотрению.

Основались они в доме номер 32 по улице Арбалет, за Валь-де-Грасом. Приглашая время от времени натурщиков, время от времени расставляя СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ предметы для натюрмортов, они отрисовывали карандашом либо красками и помогали друг дружке, высказывая критичные замечания либо давая советы. Они спорили, и в этих спорах сталкивались разные представления. Изучали совместно некие научные труды, такие, как "Трактат о живописи" Леонардо да Винчи. Это был дружественный и плодотворный обмен мыслями.

В СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ отличие от Аман-Жана, освобожденного от военной службы из-за прирожденного недостатка, Сёра предстояло скоро отбыть в армию. Согласно закону 1872 года, служба продолжалась 5 лет; но юные люди могли уменьшить этот срок до 12-ти месяцев, заключив контракт о добровольческой воинской повинности, зачем было надо сдать особый экзамен и уплатить тыщу СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ 500 франков.

Сёра не терпелось пользоваться этой предоставляемой законом возможностью: он вожделел только 1-го - побыстрее начать и окончить военную службу, чтоб вновь оказаться перед листом бумаги либо холстом и взяться за дело. В ноябре его направили в линейный полк в Бресте.

II

Полуостров ГРАНД-ЖАТТ

Величия добиваются не только лишь следуя своим побуждениям, но СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ также терпеливо разрушая глухую стенку, отделяющую то, что человек ощущает, от того, на что он способен.

Ван Гог

"В искусстве все должно быть сознательным".

Против этих слов Сёра ставит карандашом крестик на полях журнальчика "Ар". В февральском и мартовском номерах этого издания за 1880 год размещена статья "Феномены видения", написанная Давидом СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ Сюттером, художником швейцарского происхождения, известным сначала своими теоретическими работами. В процессе чтения Сёра отмечает крестиками поразившие его мысли, которые подтверждают, проясняют либо уточняют то, над чем он и сам уже размышлял.

"Наука высвобождает от всяческих колебаний, позволяет двигаться с полной свободой и в очень широком круге; потому двойным СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ оскорблением для искусства и для науки является идея о том, что они непременно исключают друг дружку. Так как все правила черпаются в самих законах природы, нет ничего более обычного и поболее нужного, чем их принципное зание..."

В армии Сёра показал себя таким же дисциплинированным человеком, каким он был всегда и СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ везде. Это был примерный боец, который не давал ни мельчайшего повода для взысканий.

Примерный боец, в идей, но, дальний от армейской жизни.

Находясь на маршах, занимаясь физическими упражнениями, отбывая наряды, он продолжал размышлять. Благодаря автоматизму выполняемых по команде движений, его голова оставалась свободной. В редчайшие минутки досуга он доставал СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ из кармашка маленький блокнотик, пристраивал его на ладошки и отрисовывал цветным либо черным карандашом собственных соседей по казарме.

К тому же в Бресте он открыл себе океан. В заслугу за отличные оценки Сёра пару раз отпускали в увольнения, которые он проводил в различных местах на побережье. Вид бескрайней аква СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ равнины его зачаровывал; он был полностью поглощен ее созерцанием.

Непомерный океан кажется неподвластным времени. Море может разбушеваться, волны могут биться о горы, тучи - собираться либо рассеиваться в небе, но все это преходяще. А однообразный жалобный шум прибоя, умирающего на берегу, подобен музыке миров, музыке вечности.

Посасывая свою трубку, Сёра СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ слушает эту музыку.

Есть все ритм, есть все мера. "Законам эстетической гармонии цветов, писал Сюттер, - можно учиться так же, как и законам музыкальной гармонии". И та, и другая являются отражением универсальной гармонии, той безгласной механики, которая есть порядок, движение и душа сущего. Всем управляет число. Оно - в базе СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ творений самых качественных живописцев, оно пронизывает эти творения своим потаенным и волнующим присутствием.

Механично выполняя то, что от него требуют его командиры, Сёра подытоживает свои познания, намечает направление собственных будущих поисков, обдумывает способ, к которому прибегнет, чтобы создать "собственный свой".

В порту он нередко следит за возвращающимися либо уплывающими СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ парусниками, любуется их корпусами, скользящими по волнам, раздуваемыми ветром парусами, белизна которых мимолетно воскрешает нескончаемую гладь моря. О корабли, о движение! Образы эфемерности, образы быстротечности времени.

Времени, которое проходит и которое убивает...

Возвратившись в Париж в ноябре 1880 года, Сёра снял отдельную мастерскую на улице Шаброля, 19, недалеко от родительского дома.

К СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ Аман-Жану и Эрнесту Лорану он как и раньше питает дружественные чувства кстати, Сёра будет нередко работать с ними вкупе, - но уединение ему нужно. Он нуждается в типичном вакууме, где без помех могли бы развиваться, выстраиваясь в цепочку, вытекая одно из другого, соединяясь одно с другим, его размышления. Мастерская пуста СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ либо практически пуста. Одиночная камера. Проведя там утро, он торопится на бульвар Мажента, где завтракает с мамой, если только нет неотложных дел, из-за которых время от времени приходится перекусить прямо в ателье, ограничившись булочкой и шоколадом. Камера пуста? Да нет же! Тут, в этих стенках, белизну СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ ИЗ ЛА-ВИЛЛЕТ которых где-то нарушают набросок либо рисунок, оживает рой его мыслей, появляются все новые и новые образы его размышлений и резонов, абстракции, рожденные колдовской силой разума.


sudebnie-organi-tulskoj-oblasti-monitoring-smi-za-period-s-8-po-15-noyabrya-2012-g-stranica-11.html
sudebnie-povestki-pravila-ih-vrucheniya.html
sudebnie-pristavi-otrabativali-v-verhovnom-sude-respubliki-ingushetiya-dejstviya-v-usloviyah-chrezvichajnoj-situacii-gazeta-ingushetiya-05042011.html